Поездка на Белгородчину

selo na BelgorodchineВек новый меняет многое: вот, вместо допотопного дизельного трактора поле обрабатывает сверхсовременный мульти комбайн Джон Дир, или по асфальтированной трассе мимо вас на высокой скорости пронесется бодрый фермер на джипе. Хотя еще лет десять назад тут же можно было встретить телегу, запряженную хилой кобылой.

Прогресс на селе, конечно, есть. Но вместе с тем есть и много проблем. Белгородская область выделяется среди других регионов России более высоким уровнем развития. И, чтобы понять, как живет наше российское село в 21 веке, мы этим летом побывали на Белгородчине, вот об этом хотим поделиться своими впечатлениями с читателями журнала ПрофиКоммент.

Белгородская глубинка

Когда едешь по дорогам Белгородской области, особенно в летнее время, так и тянет остановить машину и пойти гулять пешком, любуясь удивительными пейзажами: высокие холмы поднимают вас на уровень 50-100 метров, откуда можно любоваться бескрайними просторами полей, засаженных кукурузой или подсолнухом. Также мы видели поля, засаженные свеклой. Иногда встречается пшеница, но ее здесь меньше.

Как объяснил нам местный житель, в некоторых районах Белгородчины почва не позволяет вырастить пшеницу нужной клейкости, а вот в соседней Воронежской области пшеница распространена как раз из этой самой приемлемой клейкости. Поля с кукурузой или подсолнечником часто имеют ломаный рельеф, то поднимаясь на 50 метров, то опускаясь на 30 метров.

Холмы, овраги, иногда небольшие участки лесополосы – все это сопровождает вас по территории всей Белгородской области. Часто могут встречаться оставшиеся со времен Советского Союза большие сады, где растут себе сотни и даже тысячи яблонь в ровные ряды. Иногда проезжающие машины останавливаются и водители выходят, чтобы собрать яблок. Хотя они тут растут у каждого дома, поэтому на них никто не обращает внимания – лежат себе на земле, и гниют потихоньку.

Это все – первые впечатления от поездки по области. Когда заезжаешь внутрь какого-нибудь населенного пункта, картина предстает двоякая. С одной стороны стоит современный коттедж с резными воротами, рядом припаркован японский джип, подъезд к дому выложен плиткой.

А напротив него стоят десять мазанок – старых, покосившихся домишек, в которых на бревенчатый каркас наливали глину и это и служит им основным материалом стен. Такие мазанки – сплошь и рядом в каждом небольшом городе, а уж в селах они почти везде. Такие патриархальные уголки, сохранившие традиции глухой старины.

Плохие или хорошие – это мы и попытались выяснить, поселившись в русской глубинке – в самом сердце Белгородчины – Алексеевском районе. Хочется сразу описать некоторые явные отличия между сельским жителем и городским снобом. Да простят меня читатели, но оценка моя сугубо личная и не претендует на полноценную объективность.

Первое, что бросается в глаза по приезде в село – вялотекущая неторопливость всего и вся. Петухи и те двигаются с какой-то надменностью и подчас напоминают чванливых чиновников, занимающих высокие кабинеты.

Изредка, то тут, то там раздается их петушиное «ку-ка-ре-ку», иногда перебиваемое блеянием наивного козленка. Запахи, наполняющие ноздри, заставляют легкие расширяться на пределе возможностей. Хочется одним вздохом поглотить весь окружающий аромат. От свежих цветов и трав рябит в глазах.

Однако, взглянув на мудрую старушку, уныло сидящую на скамейке возле дома и пристально разглядывающую нас, появляется желание как можно быстрее скрыться во дворе своего дома. Видимо городская суета делает нас слишком осторожными.

Но стоило только поздороваться с этой архаичной престарелой женщиной, как с ее стороны начинает сыпаться куча довольно бестактных вопросов, вроде: «Где работать собираетесь?», «Откуда приехали?», «Ох, и что же вас сюда занесло, бедные детки?». Приходится отвечать. Вежливость и воспитание заставляют.

Режет слух частое коверканье русских слов.  «Кажут», «куды», «бурак», «картоха нэ родит, ничого не расте», «чи», «шо», «гэ» — даже наличие эфирного транслирования центральных каналов, десятки лет вещающих на чистом русском, видимо не способно сломить эту странную местную традицию общаться на южнорусском диалекте. Хотя в селе есть школа, но, как оказалось, даже учителя в ней «кажут», а не говорят. Вам может быть интересен другой обзор о пляжных нравах

Единственным животным, понимающим и поддерживающим нас в деревне, оказался хитрый белгородский кот. С ним вообще удивительная история. На второй день после приезда мы отправились в соседнее село пешком — всего ничего каких-то 5 километров. Местные бабульки говорят, что они всю свою сознательную жизнь, работая на колхоз, пешком так ходили каждое утро.

По залитой солнцем свободной от машин дороге двигаться – одно удовольствие. Когда проходили мимо автобусной остановки, послышалось жалобное «мяу». Немного присмотревшись, удалось обнаружить полосатого котенка. Бросать это беззащитное существо показалось слишком жестоким, и мы положили его в рюкзак.

Так и остался котенок жить с нами, получив впоследствии кличку Мурчик за характерное урчание. В дальнейшем выяснилось, что Мурчик уже в юном возрасте владеет навыками искусной ловли мышей. В среднем за день мы встречали в его зубах не менее двух серых жертв. Второй отличительной чертой Мурчика стал удивительно малый размер, но это видимо порода такая.

Стоит пару слов упомянуть о коммуникациях. Они здесь отличные! Водопровод в деревне – это редкость для страны вообще. А тут он почти в каждом доме. И дороги удобные, асфальт проложен во все населенные пункты. Как и газопровод. Обслуживание инженерных коммуникаций выглядит вполне надежным.

После звонка о том, что «скачет» напряжение, приехали из «районных сетей» и устранили проблему в течение часа. При нас даже прокладывали широкополосный интернет в это самое село, хотя не обошлось без российской действительности – интернетом обеспечили только тех жителей, дома которых были с советских времен подключены к телефонной линии. А нам интернет так и не подвели, пришлось пользоваться мобильным – дорогим и низкого качества. Поэтому любой переезд и отдых нужно планировать.

Главное отличие белгородского села от большого города – ограниченное количество молодежи. Видимо жизнь в селе – это рай для пенсионеров. Поэтому в основном сюда едут с севера богатые люди пожилого возраста. С работой тут довольно туго, и молодежь по большей части на селе не задерживается. Кто-то старается зацепиться, устроившись в районный центр – город Алексеевку, а некоторые едут еще дальше – в Воронеж, и даже в Москву. И когда едешь по Белгородчине, мимо проносятся пустующие мазанки, от чего на душе становится немного грустно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Сообщить мне о новых комментариях по электронной почте. Нажимая на кнопку "Отправить комментарий" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.